Главная / РОССИЯ / Детям высланных жертв сталинских репрессий до сих пор не дают квартиры в Москве вопреки их праву

Детям высланных жертв сталинских репрессий до сих пор не дают квартиры в Москве вопреки их праву

Потомки людей, которые были несправедливо осуждены и высланы из Москвы во время сталинских репрессий, а позже реабилитированы, не могут получить полагающееся им в столице социальное жилье. Как выяснилось, федеральный закон о жертвах политических репрессий находится в противоречии со столичным законом, на основании которого суды отказывают им в постановке на учет и получении жилья. Об этом пишет .

В октябре 2018 года Мосгорсуд отклонил заявления детей трех жертв политических репрессий — Елизаветы Михайловой из Владимирской области, Алисы Мейсснер из Кировской области и Евгении Шашевой из Республики Коми. Все они добивались права встать в очередь на получение социального жилья в Москве.

В конце 30-х годов семья Елизаветы Михайловой жила в поселке Вешняки, который сейчас входит в черту Москвы. Ее отец был дважды арестован и отбыл в лагерях в общей сложности 15 лет, после чего обосновался с женой и двумя дочерьми во Владимирской области.

Впоследствии Михайлов был реабилитирован, что дало его семье возможность вернуться в закрытую доселе для ссыльных Москву. Статья 13 принятого в 1991 году федерального закона «О реабилитации жертв политических репрессий» дает это право членам семей, живших с несправедливо осужденными до применения к ним репрессий, а также детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке или на спецпоселении.

Однако, когда несколько лет назад Елизавета Михайлова решила воспользоваться этим правом, московский департамент городского имущества отказался поставить ее на учет как нуждающуюся в социальном жилье, сославшись на городское законодательство.

«Обратились в военную прокуратуру, затем в ФСБ, везде нам сказали — вы должны вернуться в Москву. С тех пор возвращаемся. Прокуратура говорит, что вам положено. А Москва послала в суды. С тех пор они с нами судятся и судятся. Это не мы судимся, а они. Они не хотят выполнять закон», — говорит Михайлова.

В столице с 2006 года действует закон «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения». В статье 8 этого закона указано, что право на социальное жилье имеют люди, прожившие в Москве не меньше десяти лет до момента заявления о своих правах льготников.

В 2017 году Михайловой удалось выиграть дело в Пресненском районном суде. Судья признал незаконным распоряжение департамента городского имущества об отказе в ее постановке на учет, и указал, что реализация права, гарантированного федеральным законом о реабилитации, исключает применение московского закона. Однако вскоре приговор был отменен Мосгорсудом со ссылкой на тот же московский закон 2006 года.

Попытка оспорить сам закон не удалась: в Мосгорсуде не увидели расхождения столичной нормы с федеральной. По словам адвоката трех семей Григория Вайпана, за последние восемь лет на жилищный учет в Москве не удалось встать ни одному иногороднему реабилитированному, чья семья была выселена из столицы из-за политических репрессий. «Москва — единственный российский регион, который не учитывает особый статус реабилитированных лиц и предъявляет к ним общие требования постановки на жилищный учет», — отметил защитник.

Еще одной родственнице несправедливо осужденных Алисе Мейсснер вообще никто не сказал, что у семьи есть право на возвращение в Москву, хотя справку о реабилитации родственников ей выдали в 1996 году. Полученная ею через три года компенсация за утраченное имущество оказалась меньше, чем деньги, потраченные на адвоката — 4000 рублей. При этом московское правительство отказалось платить даже эту сумму, сославшись на то, что с момента реабилитации прошло слишком много времени. После того, как Мейсснер все же узнала о своем праве претендовать на возвращение в Москву, она начала ходить по судам, но безрезультатно.

В пресс-службе департамента городского имущества заявили, что репрессированных граждан или их родственников могут признать нуждающимися в жилых помещениях только «в общем порядке», и сослались на тот же городской закон 2006 года. Статистика же, касающаяся родственников репрессированных, департаментом попросту не ведется. Знакомый с ситуацией источник в московском правительстве объяснил, что обращения от членов семей репрессированных поступают в правительство Москвы давно, но насчитывается их немного, и вопрос о таких семьях оказался «довольно неожиданным».

Источник: https://www.newsru.com/russia/30oct2018/ne_uchet.html?utm_source=rss

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru