Главная / РОССИЯ / «Коммерсант»: удар молнии повлиял на ситуацию на борту самолета, сгоревшего в Шереметьево, но в катастрофе по-прежнему виноваты пилоты

«Коммерсант»: удар молнии повлиял на ситуацию на борту самолета, сгоревшего в Шереметьево, но в катастрофе по-прежнему виноваты пилоты

опубликовал реконструкцию катастрофы самолета SSJ-100 компании «Аэрофлот», сгоревшего 5 мая после аварийной посадки в аэропорту Шереметьево. Сообщается, что самолет действительно был поражен , но критической ситуацию могли сделать летчики, которые перед самым приземлением опасно разогнали самолет и перевели его в режим пикирования.

По данным источника издания, близкого к расследованию, примерно через 15 минут после взлета из Шереметьево в борт SU-1492 попал грозовой разряд. Молния угодила в самый нос самолета, оставив на его поверхности характерную закопченную отметину. Грозовая защита отключила генераторы самолета и перевела электроснабжение потребителей на аккумуляторные батареи (так называемый режим EEC).

Вслед за переходом машины на аварийное электропитание автоматически включился режим прямого управления полетом Direct Mode. Бортовой компьютер перестал автоматически корректировать возможные ошибочные действия пилотов и страховать экипаж от выхода на запредельные углы крена, непомерного роста приборной скорости или перегрузок, а также опасности сваливания.

Эту ситуацию в целом нельзя назвать катастрофической: порядок действий экипажа в таких случаях подробно расписан в методических рекомендациях для экипажей и руководстве по летной эксплуатации. Самолет с неработающими генераторами, как утверждает производитель, может находиться в воздухе «достаточное время», чтобы экипаж мог спокойно долететь до ближайшего аэродрома, приземлиться там, а в случае необходимости уйти на второй круг для повторного захода.

Режим EEC, как утверждается в нормативных документах, не требует даже подачи сигнала бедствия May Day — пилоты обязаны лишь предупредить диспетчера сигналом срочности Pan Pan, подразумевающим, что опасности для жизни и здоровья людей на борту нет. По этой причине борт SU-1492, загоревшийся сразу после приземления, не встретили пожарные — сигналом для выдвижения аварийных служб к ВПП является именно May Day, которого экипаж .

Режим Direct Mode позволяет продолжать полет или совершать посадку, соблюдая лишь некоторые ограничения, исключив резкие маневры и разгон до более чем 520 км/ч. Таким образом, обе возникшие проблемы позволяли летчикам посадить машину в аэропорту вылета даже с учетом превышенной из-за полных топливных баков посадочной массы.

Пилотам SSJ 100 Денису Евдокимову и Максиму Кузнецову, как следует из данных параметрического самописца самолета, удалось, хотя и со второй попытки, выполнить заход на посадку с соблюдением всех нормативных требований. Однако летчикам пришлось управлять самолетом в ручном режиме, с отключенным автопилотом и автоматом тяги.

Возможно, по этой причине они перелетели расчетную точку приземления, резко увеличили режим работы двигателей и одновременно опустили нос самолета. Именно этот опасный и неоправданный, по мнению специалистов, маневр и стал роковым.

SSJ-100 сел с существенно завышенными приборной и вертикальной скоростями, а серия отскоков от полосы привела к тому, что задние стойки шасси продавили топливный бак, спровоцировав возгорание. По словам одного из экспертов, пилоты, возможно, попытались совершить так называемую ускоренную посадку, при которой пилотам приходится буквально пикировать к земле, выравнивая машину уже перед самым касанием.

Более того, уже после первого отскока они обязаны были прекратить посадку и начинать экстренный взлет. Теперь эксперты и следствие должны установить, кто именно из летчиков совершил опасные действия перед приземлением.

В «Аэрофлоте» заявили, что будут готовы комментировать расследование только после его завершения. Отметим, что о «проблемах», возникших на борту сразу после удара молнии, говорил и . Помимо этого, следователи установили, что уже после аварийной посадки лайнера пилоты , а также открыли боковое окно в кабине, обеспечив приток кислорода в салон самолета. Эти действия могли способствовать быстрому распространению огня.

Помимо действий самих пилотов СКР активно изучает работу наземных служб Шереметьево. Сообщается, что пожарные уложились в норматив, но прибыли гораздо позже, чем начался сам пожар и спасение пассажиров с борта лайнера. А команды «Тревога» и «Готовность» были отданы : судя по появившемуся в понедельник видео, диспетчеры вызывали пожарных, уже наблюдая с вышки за аварийной посадкой, пожаром на борту и спасающимися пассажирами.

Источник: https://www.newsru.com/russia/15may2019/ssj_rekonstr.html?utm_source=rss

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru