Главная / РОССИЯ / Российский музыкант из российского Дна, обвиненный ФСБ в экстремизме за свои песни, получил политубежище в Финляндии

Российский музыкант из российского Дна, обвиненный ФСБ в экстремизме за свои песни, получил политубежище в Финляндии

46-летний российский музыкант из города Дно Псковской области Борис Яковлев получил политическое убежище в Финляндии.

В марте 2017 года Управление ФСБ России по Псковской области возбудило против Яковлева уголовное дело по ч.1 ст.280 УК РФ (экстремизм), усмотрев в текстах его стихов и песен признаки экстремистской деятельности. В частности, речь шла о песнях барда «Про выборы…», «Мы свой лимит на революции уже исчерпали…», «Над головою карлика…», «Мне вот интересно…», «Читая новостную ленту…». Из заказанной силовиками экспертизы текстов Яковлева следовало, что в его песнях содержатся «психологические и лингвистические средства, направленные на побуждение неопределенного круга лиц к осуществлению экстремистских действий, направленных на насильственное изменение существующего государственного строя или на захват власти».

10 октября 2017 года Псковский городской суд заочно арестовал Бориса Яковлева по обвинению в призывах к экстремизму через интернет. Правда, на том суде бард не присутствовал — к тому времени он уже был беженцем в Финляндии. Музыкант, объявленный в международный розыск по линии Интерпола, на своей странице во «ВКонтакте» тогда написал: «Это ж надо было… додуматься и объявить человека в Интерпол только за то, что он не признал Крым, осуждает подлую путинскую войну в Украине, не признает власть воров и международных преступников в РФ и называет кремлевского урку…».

Финские власти посчитали обоснованными поводы музыканта опасаться преследования на родине в России и выдали ему вид на жительство, сообщает портал .

«Я рад решению Финляндии, рад, что они поняли, что мне реально грозит опасность в России. Это была бы тюрьма со всеми вытекающими, вплоть до унижений, пыток… О своем будущем уже не беспокоюсь, но есть тревога за близких, которые остались в России. Все бесславно заканчивается со страной. Очень жаль, что люди не хотят и не понимают, что можно жить достойно и по-человечески. Главная проблема России — рабство, которое так и не было уничтожено. Там народ — раб без земли, без жизни, без прав, а взрослые люди в ФСБ занимаются чушью ради удержания бандитского режима», — заявил псковский бард.

Он заявил, что свои песни и посты пишет, потому что «не может больше молчать». К примеру, в песне под названием , которую ФСБ экстремизмом не считает, бывший псковский, а теперь уже финский бард поет:
«Сегодня я узнал, что стал врагом народа,
Не предавая — предал, не продавал — продал.
Ведь это я долбил колдобины в дорогах,
Я распилил бюджет, с галер не вылезал.
Зарплату сократил работникам культуры,
У медиков надбавки тоже я украл.
Убрал всех вредных авторов из литературы,
И льготные обеды в школах тоже я сожрал.
Затем по деревням отправился с проверкой,
Засеял борщевик, угробил все поля,
Колхозы разорил, пустил по ветру фермы,
Коров, свиней под нож — все чисто, вуаля…».

Вспоминая последние три года жизни в России, Яковлев недоумевает, как могли люди так сильно измениться, что даже самые близкие друзья превратились чуть не во врагов. С музыкантами из рок-группы, в которой Борис играл в Санкт-Петербурге, он перестал общаться в 2014 году.

«После Крыма у всех как будто башню снесло, — вспоминает он. — Мы и так с парнями последние годы общались не часто, потому что жизнь раскидала немного, кто-то ушел в бизнес, живот отрастил, потерял интерес к музыке. Но как может рокер быть «крымнашистом»? А они мне позвонили летом 2014-го, когда я уже постоянно жил в Дно, и говорят: «Давай-ка заканчивай там свои антироссийские посты, а то приедем в твое Дно и набьем тебе е****». Ну я их послал и больше с ними не общался. Что уж говорить о соседях в глубинке, которые перестали со мной здороваться, когда узнали, что на меня ФСБ дело завело по экстремистской статье».

О российской «глубинке» Борис вспоминает не без иронии. Говорит, что Дно, да и вообще Псковская область, — это воплощение российской провинции. Название настолько метафорическое, что многие вообще не верят, что Дно существует. «Одна женщина дозвонилась на прямую линию с Путиным. Оператор спрашивает: Откуда вы? — Я из города Дно. — «Такого города не существует», — и повесила трубку. Видимо, почувствовала подвох.

Из Дно Яковлев уехал в Финляндию в июле 2017 года, когда стало понятно, что дело о его «экстремистских» песнях и постах в сети в «ВКонтакте» закончится реальным тюремным сроком.

Историю своего отъезда из России он называет чередой случайных и курьезных совпадений, везением и оправданным риском. Следователей ФСБ, работавших по его делу, Яковлев считает неопытными. После первого обыска его привезли в Псков без документов: не взяли из дома даже внутренний паспорт, не говоря уже про заграничный, который потом и пригодился. Позже один из следователей признавался Борису, что сверху, мол, было указание сразу отправить его в СИЗО, но на месте решили, что деваться из Дно ему некуда и не на что: безработный 45-летний музыкант, ухаживающий за мамой-инвалидом. Яковлева отпустили домой «под подписку о невыезде». Кстати, вызвавший его на допрос следователь из собственного кармана оплатил ему обратный билет на поезд до Дно.

Выйдя с допроса, Яковлев позвонил российскому политики и правозащитнику, члену федерального Политкомитета партии «Яблоко» Льву Шлосбергу, который вывел его на адвоката Международной правозащитной организации «Агора» Дмитрия Динзе. Разобравшись в ситуации, адвокат объяснил барду, что это дело грозит лишением свободы. Поэтому 29 июля 2017 года музыкант бежал из России в Финляндию и попросил там политического убежища.

Один из местных жителей Дна, постоянно мотающийся между Псковом и Стокгольмом, посоветовал относительно безопасный маршрут через Белоруссию и сам поехал с ним. В итоге они оказались в Швеции. Оттуда Яковлев вскоре перебрался на пароме в Хельсинки. «В одних джинсах, футболке и с пачкой печенья я и упал в объятия финских полицейских», — вспоминает он.

Данные Миграционной службы Финляндии говорят о том, что убежище россиянам в этой стране предоставляется лишь одному из семи просителей. В 2017 году россияне стали второй по величине, после иракцев, группой просителей полубежища. Это произошло после того, как в России организацию «Свидетели Иеговы» признали в экстремистской и запретили ее деятельность, напоминает «Север.Реалии». Много заявлений подают политактивисты и жители республик Северного Кавказа, в первую очередь — Чечни. Но подробную статистику финские власти не раскрывают.

Но для принятия положительного решения по делу Юориса Яковлева у финнов было достаточно аргументов: все материалы дела, допросов и обысков передали миграционным властям вместе с материалами СМИ и письмом поддержки от Льва Шлосберга. Кроме того, обыски у матери музыканта уже после его отъезда из России и возбужденное Следственным комитетом второе уголовное дело говорили о продолжавшемся преследовании, что также повышало шансы на положительный ответ финских властей.

В Дно у Яковлева остались родные — мать, сын, двоюродный брат. Больше всего беспокоится он о маме. Сын Бориса живет в другом городе и не может постоянно навещать бабушку. Мама была первым человеком, которому Борис признался, что решил уехать из страны, и она это решение приняла, одобрила. Так же поступил и брат.

Источник: https://www.newsru.com/russia/10sep2019/yakovlev_fsb_finn.html?utm_source=rss

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru