Главная / В МИРЕ / Забравший трехлетнюю дочку из Вены отец рассказал, зачем вывез ее в Ливан

Забравший трехлетнюю дочку из Вены отец рассказал, зачем вывез ее в Ливан

Девочка из РФ, предположительно похищенная в Вене, нашлась в Ливане. Корреспонденту РИА Новости удалось встретиться с отцом ребенка Мажди Эль-Али Салу, который рассказал, зачем увез дочь из Австрии.

Ранее источник в российских правоохранительных органах сообщил РИА Новости, что трехлетнюю девочку из России похитили в Вене. По данным источника, похищение произошло 28 декабря прошлого года в отеле «Бьянка», расположенном в Вене, девочку мог увезти отец-иностранец. Как сообщили РИА Новости в гостинице, к похищению может быть причастна няня девочки. Представитель управления земельной полиции Вены Ирина Штайрер сообщала РИА Новости, что полиция Вены не занимается делом о похищении трехлетней россиянки, так как «речь идет о гражданско-правовом деле». СК РФ возбудил уголовное дело о похищении.

Корреспондент РИА Новости и сотрудник консульского отдела дозвонились до Салу и попросили о встрече с девочкой. Отец ребенка пригласил их в город Триполи, где он живет с дочкой, няней и родителями.

От Бейрута до северной столицы Ливана около двух часов езды. Семья Салу живет в просторной квартире в центре города по соседству с известными политиками и чиновниками. Дома, помимо Мажди, нас встретили его мать, отец, сестра и дети. В пятницу по традиции все члены семьи по мере возможностей собираются в родительском доме на обед. Девочка, о похищении которой сообщалось ранее, бегает по квартире и с удовольствием демонстрирует гостям свои игрушки, обновки и знание нескольких языков, раздает «указания» бабушке и тете.

Угостив корреспондента РИА Новости и сотрудника консульского отдела традиционным восточным кофе, Салу рассказал свою версию произошедшего.

«Я был шокирован, что меня якобы обвиняют в терроризме, что я якобы уехал вместе с ребенком в Сирию, найдены какие-то надписи, связанные с ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в РФ), и подобные неправдивые факты. Как законопослушный гражданин и России, и Ливана, я обратился в консульский отдел посольства России в Бейруте. Просто взял машину и поехал, сказал, что мне надо поговорить с консулом, и разъяснил ситуацию», — рассказывает Мажди.

По его словам, у него есть все необходимые документы, а он не скрывается от судов и правоохранителей ни одной из стран.

«Естественно, я попросил консула, чтобы мне выдали бумагу на руки с печатью и подписью об обращении, и попросил разобраться. Я вам как корреспонденту РИА Новости могу предоставить все эти документы. Вы можете их сфотографировать и посмотреть. Я ни от кого не скрываюсь, ни от правоохранительных органов, ни от суда РФ или Ливана», — добавил он.

Кроме того, Салу утверждает, что у него есть несколько работающих телефонных номеров, в частности, российский, а информация о том, что он пропал и не выходит на связь, это неправда.

«Номера телефонов есть, номера не менял. И российский, и ливанский, и дубайский, они у меня все в рабочем состоянии, она (мать девочки) может на них звонить. И следователь может на них звонить, если есть какие-то вопросы. Когда узнал, что в СМИ говорят, что «он недоступен», «мы его ищем»… А где вы меня ищете? Мне никто не звонит. Все ее (матери ребенка) слова — это реальная ложь. Она общалась со мной. Двадцать восьмого декабря я ей сказал, что мы в Ливан едем. Двадцать девятого декабря мы общались, я ей сказал, что мы в Ливане», — объясняет Мажди.

По его словам, он отправляет фотографии и видео с девочкой ее матери по первой же ее просьбе.

«Она, когда звонит и просит фотографии и видео, я ей присылаю. Я ей говорю, что ты есть, была и будешь мамой. Я не имею морального права перед Богом и перед людьми тебе запретить видеться с ребенком, но я имею право тебе не разрешить сгубить здоровье ребенка», — рассказывает отец девочки.

«Есть такое понятие, что отец или мать не могут похитить собственного ребенка. Здесь слово «похитил» вообще неуместно, и я не хочу его употреблять. Я думаю, любой человек также считает. И по суду это не является похищением», — говорит Мажди.

Мажди Эль-Али Салу объясняет необходимость проживания девочки в Ливане медицинскими показаниями. По его словам, ребенок перенес две операции на легких, после которых врачи рекомендовали переехать жить в страну с теплым климатом.

«Как я поступил? Мы жили зимой в Дубае и летом — в Москве. Вопрос: почему мы так жили? Потому что это было необходимо по медицинским показаниям для ребенка. После первой операции на легких (у ребенка) врачи сказали жить в теплом климате. Когда мы перенесли вторую операцию, в августе 2017 года в Германии, мы планировали с супругой всей семьей и с няней переехать обратно в Дубай. Потом я не знаю, что произошло в голове у жены, у нее декретный отпуск закончился, и она говорит, что выходит на работу и ни в какой Дубай не поедет. И не хотела ребенка в Дубай отпускать жить», — рассказывает он.

Мажди утверждает, что теплый климат советовали как иностранные, так и российские врачи.

«Я напомнил, что по медицинским показаниям и немцы, и русские говорили, что ребенку нужен теплый климат. Давайте сделаем акцент на российских врачах, чтобы не говорить, как иностранцы. Российские врачи в Москве — в Филатовской больнице, при Академии наук на Каширке (Каширском шоссе), семейный доктор, в педиатрии на Ломоносовской — везде говорили, что ребенку после операции на легких нужен теплый климат. В первый год надо быть очень аккуратными со здоровьем ребенка. Нужен специальный уход», — добавляет он.

Специальный уход, по его словам, как раз и оказывают ребенку в Ливане, все необходимые анализы сданы — ничто не угрожает здоровью девочки.

«Ливан гордится сильной медициной, образованием и банковской системой, и это можете проверить в интернете, хоть на сайте посольства РФ или МИД РФ… Она (девочка) наблюдается у хороших врачей, педиатрия хорошая, мы сделали рентген, представлю вам копии, все в наличии. Слава Богу с легким все в порядке, ребенок поправляется, анализ крови сдали, воспалений нет. Все контролируется и состояние ребенка наблюдается», — объясняет Салу.

«Обвинять няню во всем… Зачем? Она наемный работник, в конце концов, которой я платил зарплату. Ее брат звонил вчера, говорил, что ее вызвали в полицию на допрос, сестру выгнали с работы. Зачем мучить бедных людей, которые бегают за своим хлебом, пропускать все через них?» — удивляется Салу.

Мажди считает, что няня, которая с рождения заботилась о девочке, ни в чем не виновата.

«Она здесь ни при чем, она с ребенком с рождения. Она заменяет маму, в десять раз лучше, чем мама воспитывает. Потому что мама сидела все время в телефоне, а после выхода из декрета уходила в шесть утра на работу, приезжала в семь вечера, «я устала, времени нет», и тетя Гуля все время заботилась о ребенке», — говорит он.

Салу утверждает, что предлагал жене уехать с ним, но та не согласилась.

«Я ездил часто в командировки по работе. А потом такое против няни. Она вообще здесь ни при чем. Когда я — отец ребенка — приехал, сказал, что мы едем (в Ливан), собрали вещи и прилетели сюда. Жене сказал: «Поехали с нами» — «Да я за вами прилечу». Она не прилетела», — рассказывает Салу.

«У меня есть шале в комплексе отдыха у моря, поедем, покажу, да все что угодно для детей. Врачи в один голос говорят, что ей стало лучше, она хорошо кушает, пьет свежие соки, фрукты, и главное — тут много детей ее ровесников, а в Москве она жила в одиночку. Жена, пока развода нет, — жена, когда будет развод, скажу — бывшая. Она (мать ребенка) этого не хочет понять. Ей (девочке) здесь лучше, она по-арабски поет, по-русски разговаривает, французский и английский учит. Сейчас спроси ее, она на всех языках до десяти считает. Люди добрые вокруг, детей рядом много, в садик ходит, кушает хорошо», — говорит Салу.

Мажди Эль-Али Салу добавляет, что все рассказанное может подтвердить документально.

«Все свои слова я могу подтвердить документально. Я все документы предъявлю, и вы можете их скопировать или сфотографировать. Говорят, что у меня нет денег на лечение ребенка. Я не обязан все рассказывать — сколько у меня денег, и ходить с плакатом. У меня деньги есть… Я оплачивал полностью лечение моей дочери в клинике, какими частями они были переданы клинике, знаю только я, так как я оплатил (лечение), и все квитанции были выписаны на мое имя», — утверждает отец ребенка.

Источник: https://ria.ru/world/20180222/1515112229.html

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru