Главная / В МИРЕ / Россияне в Париже почтят память павших в Первую мировую войну

Россияне в Париже почтят память павших в Первую мировую войну

Русскоязычные жители Франции почтят память павших в Первую мировую войну в столетнюю годовщину окончания первого в мировой истории глобального конфликта, рассказал РИА Новости преподаватель предмета «русские язык и цивилизация» в Национальном институте восточных языков и цивилизаций (INALCO), глава координационного совета российских соотечественников во Франции Георгий Шепелев.

«В разных регионах Франции ее русскоязычные жители будут участвовать в мемориальных мероприятиях. В Париже представители русскоязычной диаспоры возложат цветы к памятнику солдатам Русского экспедиционного корпуса», — сказал он.

В 1916 году верная своим обязательствам, Россия направила экспедиционный корпус для содействия союзникам на западном фронте. Его основной контингент защищал вместе с французскими войсками регион Шампань-Арденны. Особо отличилась русская пехота под Реймсом, преградив путь на Париж немецким дивизиям.

Памятник солдатам Русского экспедиционного корпуса был открыт в Париже летом 2011 года в ходе визита Владимира Путина, тогда российского премьера. Монумент установлен в историческом квартале столицы на правом берегу Сены, неподалеку от дворца Гран-Пале и моста Александра III, в царствование которого был заключен Русско-французский союз.

По словам главы совета соотечественников, «в некоторых университетах и школах пройдут научные конференции и лекции, посвященные теме Первой мировой войны», в которых, конечно, участие будут принимать и русскоязычные жители Франции.

«Думаю, что для многих из нас это возможность еще раз вспомнить о миллионных жертвах, которые понесло человечество, решительно высказаться против войны, за мир и взаимопонимание между народами», — добавил историк.

По его словам, «мировая война не пришла извне, она родилась в лоне самой европейской цивилизации».

«Она родилась из неспособности дипломатов находить взаимоприемлемые решения проблем, родилась на основе представления о том, что война – событие героическое и красивое, легитимный способ защиты интересов страны и ее границ – или экспансии. Из слепой веры обществ политикам и масс-медиа, из примитивной ксенофобии, которая в момент конфликта «вдруг» умело была раздута до огромных размеров», — говорит Шепелев.

Он считает, что «память о той войне должна служить всем нам серьезным предостережением: мир хрупок, а война может разразиться в самом мирном и «цивилизованном» месте нашей планеты – веди многие предпосылки и причины войн так и не ликвидированы».

Столетие со дня окончания Первой мировой будет широко отмечаться во Франции в воскресенье, 11 ноября. На Форум мира, приуроченный к торжественной дате, соберутся несколько десятков мировых лидеров и глав правительств, состоятся памятные церемонии у Триумфальной арки и в других мемориальных местах.

«Я надеюсь, что для политиков и дипломатов будет полезно осознать, что тяжелое наследие той войны успешно преодолевается обществами стран, участвовавших в ней. Память о Первой мировой — в отличие от Второй — уже почти не создает серьезных конфликтов на европейской сцене международных отношений», — говорит преподаватель.

«Вот этим опытом преодоления конфликта и выхода из войны, общим трагическим историческим опытом, думаю, будет полезно поделиться и воспользоваться политикам, перед которыми стоят срочные задачи урегулирования конфликта в Донбассе, не говоря уже о Ближнем Востоке», — продолжает собеседник.

Он уверен, «что гражданские общества наших стран должны более жестко ставить перед своими правительствами задачу предотвращения новых вооруженных конфликтов и деэскалации гонки вооружений – без нашего активного участия в борьбе за мир политикам не удастся решить эти задачи».

В силу своей работы — как в институте, так и в совете соотечественников — Шепелеву немало приходится общаться как с французами, так и с проживающими во Франции россиянами. Он поделился наблюдениями о том, как разнится у двух этих категорий людей отношение к Первой мировой.

«Для россиян память о Первой мировой войне, конечно, менее значима, чем во французском обществе. Как цели той войны, так и ее жертвы и подвиги гораздо менее заметны в современной исторической памяти и в России, и у русскоязычных жителей Франции последних волн эмиграции. Память о Великой Отечественной войне, напротив, имеет для русскоязычной общины Франции более фундаментальную и сплачивающую роль – эта война видится как справедливая и направленная на спасение человечества от нацизма, а участие в ней предков – предмет гордости», — объясняет собеседник агентства.

Он подчеркивает, что «в последние годы можно наблюдать развитие диалога носителей исторической памяти двух стран: представители русскоязычной общины все чаще участвуют в мемориальных церемониях, посвященных событиям Первой мировой войны, а французы приходят на акции русскоязычной общины, посвященные Великой Отечественной войне – в первую очередь на народное шествие «Бессмертный полк», которое проходит уже четыре года и во Франции».

По его словам, этот диалог можно только приветствовать.

Важной страницей в истории как Первой мировой войны, так и России, Шепелев называет историю российских солдат во Франции. «Участие Русского экспедиционного корпуса в боях против германской армии неоднократно становилось предметом мемориальных церемоний с участием французских и российских политиков и представителей общественности», — говорит он.

Историк вспоминает в этом контексте и восстание в лагере Русского корпуса в коммуне Ла-Куртин осенью 1917 года. Тогда российские солдаты требовали прекращения участия в военных действиях и возвращения в Россию.

«Подавленное французскими военными силами и оставшимися лояльными Временному правительству российскими частями, это восстание вошло в череду акций сопротивления войне, которые имели место с обеих сторон фронта. Оно стало и одним из первых вооруженных эпизодов следующего этапа политических изменений в России, одним из основных пунктов программы которых было завершение войны», — рассказывает Шепелев.

«И участие российских солдат в войне на территории Франции, и их восстание против ее продолжения – события, вписывающиеся в общеевропейский мемориальный пейзаж Первой мировой войны, и представляющие собой новые темы — мосты для диалога историков и обществ Франции и России», — говорит историк.

Первая мировая война повлекла за собой технологическую революцию и изменения в мировой культуре. Среди знаменитых людей, сражавшихся в ту войну, был создатель Винни Пуха Алан Милн, автор «Властелина колец» Джон Толкин и Эрнест Хемингуэй, написавший роман «Прощай оружие». Однако и русская литература хранит память о той войне.

«В отечественной литературе я бы выделил антивоенную публицистику Льва Толстого, в частности знаменитую статью «Одумайтесь!», написанную им в 1904 году. Сегодня мы читаем ее как предсказание еще более страшной войны — мировой, предостережение великого писателя, которое не было услышано современниками», — напоминает Шепелев.

Но на Толстом список не заканчивается. «Кто из авторов, на ваш взгляд, наиболее полно показал ужасы войны, депрессию после нее?» — на этот вопрос Шепелев продолжает называть книги и фильмы, перемешивая популярные и забытые.

«Железный поток» Александра Серафимовича документально отразил беспощадную жестокость «эпилога» Первой мировой – войны гражданской. Нельзя не вспомнить «На Западном фронте без перемен» Ремарка и «Смерть героя» Олдингтона, «Тропы славы» Хэмфри Кобба и одноименный фильм, снятый в 1957 году по этой книге Стэнли Кубриком. Кстати, он вышел во Франции только 17 лет спустя, настолько жестко для того времени режиссер поднял запретную тему – принуждение солдат к войне их командованием и жестокие репрессии против нежелающих воевать», — перечисляет историк.

«Галлиполи» Питера Уира (1981) продолжает линию фильмов, показывающих, что за «романтизмом» войны скрывается на самом деле страшная мясорубка. Что же касается темы коммуникации между культурами – на войне и несмотря на войну – то здесь нельзя не упомянуть прекрасный человечный фильм Кристиана Кариона «Счастливого Рождества» (2005), рассказывающий о том, как простым солдатам удается приостановить бойню и увидеть друг в друге людей и друзей», — говорит Шепелев.

После войны в 1919 году Германия подписала Версальский мирный договор, составленный странами-победителями, в том числе США, Францией, Британией и Бельгией. Согласно договору Германия возвращала Франции Эльзас и Лотарингию, Бельгии — округа Мальмеди и Эейпен, Польше — Познань и ряд других территорий, в том числе город Данциг. Германия принимала на себя обязательства уважать суверенитет Австрии, Польши и Чехословакии и лишалась своих колоний. Вооруженные силы Германии были ограничены сухопутной армией в 100 тысяч человек, обязательная воинская повинность отменялась, развитие вооружений, в том числе технически наиболее перспективных, фактически запрещались. Кроме того, страны Антанты обязали Германию возместить понесенные ими, в том числе гражданским населением, потери и убытки.

Некоторые историки называют этот договор одной из причин Второй мировой войны.

«С окончанием Первой мировой войны в Европе не было покончено с национализмом, расизмом, культом военной силы, экспансионизмом. Остались и развивались ксенофобия и представление о других народах как о неполноценных. Это не были просто идеи, витающие в воздухе, – многие европейские страны в межвоенный период вели жестокую колониалистскую политику, где эти мысли получали реализацию», — говорит Шепелев.

Он добавляет, что «попытки «профилактики» войны разными способами — от пацифистских движений и ненасильственных акций до радикальных социальных революций, которые должны были ликвидировать «классовые» предпосылки войн – не сработали в масштабах всей Европы, а ее раскол на «социалистическую» и «капиталистическую» только усугубил ситуацию».

«Только после Второй мировой войны обе стороны смогли окончательно реализовать принцип мирного сосуществования государств с разными социальными системами — что спасло Европу от новых войн. Печально признавать это, но, пожалуй, только угроза ядерного апокалипсиса заставила европейцев серьезно заняться стабилизацией Европы и ее разоружением в 1970-1980-е годы. Увы, оно было непоследовательным и неокончательным», — добавляет ученый.

На вопрос, почему именно Германия стала очагом новой войны в Европе и мире, он приводит несколько причин. Среди них милитаристская традиция, экспансионистская стратегия крупного капитала и политических элит, идеология собственного превосходства – научного, технологического, культурного — над соседями, ставшие благоприятной почвой для нацизма.

«Есть ли опасность возвращения человеконенавистнических идеологий в Европе? Параллельно с глобальным усилением мобильности населения, межкультурного диалога и всевозможных обменов, стиранием межгосударственных границ в Европе идет и усиление ультраправых партий и режимов, не гнушающихся примитивной ксенофобией и милитаризмом. Какая из тенденций одержит верх? Думаю, что это зависит от всех нас, но поводов для слепого оптимизма нет», — говорит собеседник.

Сейчас, считает Шепелев, «наш мир не застрахован от новых глобальных конфликтов».

«Система сдержек и противовесов может быть легко подорвана действиями одной партии, находящейся у власти в одной из ведущих стран мира: очередной опасный пример этого мы увидели буквально несколько недель назад с началом одностороннего пересмотра «старых» договоров об ограничении ядерных вооружений», — напоминает он.

Историк при этом считает, что «международная дипломатия нередко неэффективна».

«Развитые страны периодически демонстрируют свою готовность к войне и отправляются в «крестовый поход» в страны Третьего мира, нередко с более чем неясными и непросчитанными последствиями и опасно сталкиваясь с конкурентами. А вот крупный сдерживающий фактор, сыгравший важную роль в разрядке напряженности в 60-80-е годы XX века, с тех пор серьезно ослаб», — заключает он, говоря о массовом международном движении за мир.

Источник: https://ria.ru/world/20181110/1532524271.html

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru