Главная / ВОЙНА НА ДОНБАССЕ / Журналист Die Welt: Большинство немецких бойцов на Донбассе родились в СССР (ИноСМИ)

Журналист Die Welt: Большинство немецких бойцов на Донбассе родились в СССР (ИноСМИ)

Маргарита Зайдлер, немка, у которой два деда воевали против России. Сейчас она воюет на стороне самопровозглашенных республик.

Маргарита Зайдлер, немка, у которой два деда воевали против России. Сейчас она воюет на стороне самопровозглашенных республик.

На стороне сепаратистов «ДНР» и «ЛНР» воюет около сотни немецких граждан. Журналист газеты Die Welt Уве Мюллер рассказал DW, кто эти люди и какие санкции ждут боевиков после возвращения в Германию.

DW: По информации Вашего издания, совместно с сепаратистами на Востоке Украины воюют около ста граждан Германии. Кто эти люди?

Уве Мюллер: Из этих ста — столько их, по данным моих источников в спецслужбах — мы смогли идентифицировать добрый десяток и можем сказать, что все они являются немцами, которые имеют специфический «бэкграунд»: родились в СССР, в странах-правопреемниках СССР, переехали в Германию, а с возникновением конфликта решили воевать на стороне сепаратистов в Восточной Украине. Среди тех, кого мы смогли идентифицировать, украинцев мало. Их, судя по всему, только двое. Самая большая группа — это так называемые «поздние переселенцы» из Казахстана. Их примерно треть. Еще есть люди, которые происходят из России и других частей бывшего Советского Союза. Большинство этих бойцов уже много лет проживали в Германии. Кое-кто более 20 лет.

Есть ли среди этих «добровольцев» бойцы без миграционных оснований?

Мы смогли идентифицировать только одну женщину — Пегги Зайтлер, восточную немку из города Виттенберг, которая присоединилась к сепаратистам еще в самом начале.

Что заставляет этих людей отказаться от относительно привилегированной жизни на Западе и пойти на войну в Донбассе?

Есть, на мой взгляд, целый ряд мотивов. Они очень разные. В определенной степени мы имеем дело там с очень молодыми бойцами. Самому младшему — 21 год, еще двум — 22 и 23 года соответственно. Поэтому, возможно, здесь играет определенную роль жажда приключений. Есть и другие, чья гражданская жизнь в Германии сложилась неудачно. И это, возможно, было мотивом присоединиться. Например, житель федеральной земли Гессен, его предприятие обанкротилось, и после этого в 2014 году он отправился в Восточную Украину.

То есть не политическая мотивация?

По моему мнению, политические мотивы также имеют значение. Они (немецкие бойцы на Донбассе) описывают сепаратистов как движение за свободу, которое борется с фашистским режимом в Киеве. Такие стереотипы можно постоянно наблюдать.

Как правительство Германии реагирует на эти факты? Ведется против этих людей уголовное преследование?

До сих пор их не преследовали. И до нашей публикации немецкие правоохранительные органы не воспринимали этот феномен. После публикации это изменилось. Федеральному ведомству по охране конституции поручено изучить это явление, получить целостную картину. Генеральный прокурор в Карлсруэ — самая высокая структура уголовного преследования — уже инициировал проверку. Но этот процесс еще только начался. Вопрос в том, почему ФРГ так долго не обращало внимания на эту тему. Я считаю, это связано с тем, что она не была по-настоящему в «фокусе». И, возможно, потому что это политически неудобно. Если бы этих бойцов преследовали по закону и привлечены к ответственности, то пришлось бы называть армии сепаратистов террористическими организациями за рубежом. Это создает предпосылки для уголовного преследования и возможного осуждения. Но в тот момент, когда это будет сделано, будет трудно, как в случае с Минском-2, вести переговоры с этими сепаратистами. Даже если они играли на них лишь второстепенную роль. Это, по крайней мере, одна причина, почему немецкое правительство до сих пор не хотело об этом знать.

Существует опасность роста количества добровольцев? Тогда правительство будет более внимательным к этому явлению?

Я не думаю, что в ближайшее время количество существенно возрастет. Благодаря Минску-2 мы, правда, не достигли мира, но есть соглашение о перемирии. Даже если оно постоянно нарушается, по крайней мере, уже не идут такие бои, как до Минска-2. Таким образом, для немецких граждан с миграционным корнями, не хватает стимула ехать на Донбасс.

Представляют ли эти люди опасность для Германии, например боевики Исламского государства?

Я в этом, честно говоря, сомневаюсь. И это, наверное, является причиной того, почему немецким правоохранительным органам так трудно с этой проблемой. В случае с Исламской государством существует опасение, что люди, которые воевали в Сирии и Ираке, вернутся в Германию и будут совершать теракты в Германии и ЕС. Этот военный туризм отслеживают иначе, чем военный туризм в Украине.

Источник:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru